Ирудари: леди Пи

Вежливость

— Вежливость — это что-то вроде искусственной мудрости. Этакий костыль, на который можно опереться в общении с людьми, — рассуждает леди Фифи. — Например, некий человек начинает ругать тебя ни с того ни с сего, или несёт чушь полную с напыщенным видом. Разум и опыт подсказали бы, что спорить с таким бесполезно, лучше молча обойти. А если опыта пока нет, тогда вежливость подскажет: «Не перечь старшим», «Улыбнись и поздоровайся», «Попрощайся и пожелай всего наилучшего»… Вежливость — великая вещь!

Леди Пи слушает с интересом, Шпулька отложила шитьё.

Начальник охраны правопорядка думает, что вежливость вежливостью, а уютнее общаться всё-таки со Шпулькой: всегда знаешь, рада она тебе, или лучше не подходить.

Муха прилетела…

— Муха, — замечает Шпулька. — Скоро будут кругом комары и мухи.

— И только у Шаманки дома не будет мух.

— Серьёзно? Как так?

— Я думаю, это особое искусство — выживать, — леди Пи делает театральную паузу. — Выживать кого угодно со своей территории! Кроме пауков — она их почему-то не трогает.

Девушки переглядываются.

— Может, мне тоже летом пару паучков завести?..

У-у-у!!!

— У меня болит хвост, — жалуется леди Пи.
— В смысле зад?
— В смысле хвост!
— Копчик?
— Хвост, говорю же!
Шпулька бесцеремонно разворачивает подругу спиной к себе.
— У тебя нет никакого хвоста.
— А болит так, как будто есть!

«…Чем-нибудь серьёзным!»

В детстве Агриппина всегда говорила правду. И ей никто никогда не верил.

Потом она научилась врать, и всё стало проще.

Сейчас леди Пи может успешно сделать вид, будто знает, откуда на самом деле берутся деньги, и куда они деваются.

Или притвориться, что может отличить «Серьёзное» занятие от «Несерьёзного».


— Тут надо уловить принцип, — объясняет леди Пи Шаманке. — Собирать марки — серьёзно, собирать фантики от конфет — не серьёзно. Потому что за марки надо платить, а фантик ты получаешь бесплатно, вместе с конфетой. Бегать по утрам — серьёзно, а играть в снежки — нет. Потому что бегать нужно заставлять себя, а в снежки ты играешь добровольно. Ссориться с каким-нибудь человеком — это серьёзно, а ссориться с кошкой — нет. Потому что люди думают, что только у них есть мозги, и чем больше кто-то похож на них — тем больше у этого кого-то мозгов. А кошки на людей не похожи.

— Не похожи? — Шаманка удивлена.

— Совсем не похожи. Хвост, размер, шерсть, строение лап…

— Внешность.

— Внешность. Есть правило: если занятие приносит деньги — оно серьёзное. Ну… Если оно при этом не связано с весельем и творчеством. Если связано — там сложнее разобраться.

— Аа… Надо узнать, приносит ли занятие прибыль…

— А почему ты у бабушки не спросила? Или это её задание?

— Она сказала, что тоже понятия не имеет.

О делах и сроках

По мнению леди Пи если есть какое-то дело — есть и сроки для его выполнения. Иначе никак. Вроде очевидно, но непосвященных людей сбивает с толку.


— Агриппина, ты когда приберешь свои игрушки?

— Прибрать?

— Да, прибрать.

— А когда надо?

— Сейчас!

И Агриппине всё понятно: мама хочет, чтоб она начала прибирать игрушки прямо сейчас. Что тут непонятного?

— Я тебе неделю назад сказала всё прибрать.

— Я прибираю.

— И долго еще это будет продолжаться?

Агриппина пожимает плечами. О сроках окончания приборки ей ничего не говорили, она прибирает. Ну, немного играет в процессе. Зато — в целом — у её занятия теперь статус «Уборка», не просто так.


— Эти документы нужно сдать вчера!!!

— Хорошо. Вчера, так вчера.

В ежедневнике не появляется никакой отметки, а документы отправляются в стопку к уже не актуальным.

— Срочно, леди Пи, срочно!

— Срочно — это к какому сроку?

— Через пять минут!!!

— Через двадцать — раньше не успею.

И всё понятно.


— Срочно, леди Пи!

— К какому сроку?

— Через неделю нужно отчитаться!!!

— А мне мою часть к какому сроку сделать?

— К завтрашнему дню!

— Хорошо.

Собака бывает… бывает.

— А у твоего пса нет бешенства? — Леди Пи опасливо обходит овчарку приятельницы.

— Нет, конечно!

— А он не кусается?

— Как будто, тебя хоть раз кусал!

— А его можно почесать?

— Ну… Можно, — растерянно отвечает приятельница. Нелюбовь леди Пи к собакам известна всем.

Леди Пи радостно достаёт из-за пазухи собачью расческу и большой пакет.

— Ээ?..

— Хочу шерстяные носки! Бабушка обещала настоящие шерстяные носки на Новый Год, если я добуду ей шерсть!

Пёс неуверенно виляет хвостом.

На полочке у леди Пи…

У леди Пи на полочке аккуратно валяются тринадцать маленьких картонных юл. Или волчков. Об этом никто не знает, кроме леди Пи, — потому что на полках у неё много чего аккуратно валяется, о чем даже она сама не всегда помнит.

«Надо же, у меня есть коллекция юл», — заметила леди Пи однажды во время приборки. Осмотр показал, что все юлы разные. И все — крутятся. — «Красота!»

Объём и плотность применительно к диетам

— …Но это же не логично! Не-ло-ги-чно! Чтоб нормально функционировать, надо потребить сколько-то калорий. Калорийная пища — много калорий в малом объёме. Низкокалорийная пища — те же калории в большом объёме. Так почему считается, что для похудания надо есть менее калорийную пищу?!

— Смирись, леди Пи. Еще пирожок?.. Кажется, когда-то в древности люди верили, что можно уснуть и не проснуться, если спать без подушки.

Штаны и люди

У леди Пи порвались очередные домашние штаны. На попе. Ткань прохудилась, не заштопаешь, придется покупать новые. А на улице холодно, на базар идти ох как не хочется…

— Это потому, что ты всё время сидишь, — говорит мама. — Двигаться надо, шевелиться, а то закиснешь!

— Учитывая, что у большинства людей штаны рвутся на коленях, я даже комментировать не стану.

Леди Пи гордо удаляется — к шкафу.

Правила обращения

Леди Пи просыпается после обеда. Если вы подняли леди Пи раньше и о чем-то с ней договорились — это ваши проблемы.


Если леди Пи связно рассуждает о применимости Якобиана для вычисления четырехмерного объема четырехмерного шара — это еще не значит, что она проснулась.

О пользе и вреде табачных изделий

Однажды леди Пи попробовала курить, и это коренным образом повлияло на её мировоззрение:

«Кто-то должен выполнять и трудную работу», — говорят лозунгами окружающие. — «А если все будут лениться, как ты…».

«Чушь, — громко думает в ответ леди Пи. — Если есть люди, которые добровольно курят, найдутся и те, кто с удовольствием помоет пол».

…договорились со временем: я его не трогаю, оно меня не трогает

Раньше мама часто говорила Агриппине: «Вот будет тебе двадцать, и тебе захочется родить своего малыша».

Сейчас мама говорит: «Ешь-ешь, пока можешь. Вот после тридцати изменится обмен веществ, и начнёшь толстеть!»

Леди Пи с некоторой опаской ждёт, что мама придумает дальше. А ещё леди Пи очень не хочет начать толстеть, — так что, тридцатилетие она решила тоже пропустить.

Агриппина и пряники

— Смотри, Агриппина, какой красивый пряник! — Мама показывает на расписной пряничище с глазурью.

Агриппина согласно кивает, и тянется к коробке с мелкими невзрачными пряниками. Она-то знает, что очень красивая еда редко бывает вкусной. Агриппина пока не решила, распространяется ли это правило на что-то еще.

…отсутствует в базовой комплектации

— Бывают занятия, про которые ты сразу и окончательно понимаешь: это не твоё. А окружающие говорят, что это легко, что тут и думать не надо, что ты просто ленишься, — жалуется леди Пи. — Посадить их самих ряды на сходимость проверять!.. Но математика — это «не всем дано», а прибираться — это такое встроенное умение по умолчанию и в базовой комплектации. Рррррррр!

Разбрасывать камни и смотреть на воду

— Эй, люди обычно смотрят на круги, когда бросают в воду камни. Особенно, такие булыжники. Особенно, если специально тащили их на скалу!

Шаманка пожимает плечами.

— Тогда, зачем бросала? Смысл?

— Никакого. А смысл смотреть на круги?

Теперь пожимает плечами леди Пи. Ей нравятся круги на воде — гораздо больше, чем процесс бросания камней.

О детском восприятии действительности и плащах

Шестилетняя Агриппина мрачно смотрит на застёжки плаща, стараясь не шевелиться.

— Повернись спиной, — командует мама. — Так, теперь передом.

Мама вдвоём с продавщицей поправляют что-то, потом отходят и снова смотрят со всех сторон. Дальше идут какие-то уточнения о производителе, о качестве, о цене… Агриппина старается не шевелиться.

— Ну, скажи что-нибудь, — обращается мама к дочери.

— Шуршит очень громко.

Агриппина осторожно присаживается на корточки.

— И на корточках сидеть не удобно.

— Ты же не всё время на корточках сидишь, — резонно замечает мама. — Зато посмотри, какие карманы!

Карманы действительно большие. И на корточках Агриппина действительно сидит не всё время.

— Шуршит.

— Твоя старая куртка тоже шуршит.

— Моя? В которой я пришла?! — Эта куртка покупалась на вырост, Агриппина в ней еще в прошлом году ходила, уж она бы обязательно заметила!

Простой эксперимент подтверждает, что куртка действительно шуршит. Звук тише и не такой противный, но факт есть факт — шуршит.

— Тебе очень идёт, — настаивает мама.

Агриппина не понимает, что это значит, но послушно смотрит в зеркало — на себя в плаще.

— Ну, что? Тебе нравится?

Агриппина не хочет расстраивать маму, и кивает. Агриппина-в-зеркале ей нравится.

Мама покупает плащ, домой Агриппина идёт в нём.

Через неделю мама спрашивает, почему Агриппина не носит новый плащ.

— Он громко шуршит и в нём неудобно сидеть на корточках, — объясняет Агриппина. — А я же не знаю заранее, вдруг захочу сесть на корточки?

— Скажи мне, зачем тогда мы его покупали, раз ты всё равно ходишь в старой куртке?

Агриппине на это совершенно нечего ответить.

Плащ висит в шкафу.

Через год Агриппина вздыхает с облегчением: мама сказала, что плащ стал ей мал.

— Как тебе это пальто?

— Руками махать не удобно.

— Ты постоянно машешь руками?

— …

— Ты в нём такая красивая, на принцессу похожа! Нравится?

— Ну, да…

— Так, Агриппина. Если мы его сейчас купим, носить будешь?

— Нет!!

— Тогда что мы тут полчаса делали?! Учти, куртка тебе совсем мала, а ещё надо зимнюю обувь покупать! Вот выпадет снег, а тебе ходить не в чем!

…и они в очередной раз уходят с рынка без покупок.

О том, почему леди Пи — именно леди Пи

С детства леди Пи очень любит и уважает своих родителей. И с детства же никак не может понять: как такие умные и хорошие люди могли назвать своего единственного ребёнка Агриппиной?

Серьёзно, — как?!

Лет в пять Агриппина решила придумать себе другое имя, но — вот незадача — каждое новое имя быстро разочаровывало её. Вдобавок, мама не успевала запомнить новые выдуманные имена, а папа и вовсе стал звать Агриппину малявкой.

Лет в восемь — по совету мамы — Агриппина решила выбрать ту часть своего имени, которая бы её устроила.

Гриппа?.. Агри?.. Пин?..

В десять лет нелёгкий выбор был сделан.

Пи.

— Не слишком коротко? — уточнила мама.

— Тогда «Леди Пи», — ответила Агриппина.

— Леди не лазают по деревьям и не обливают зелёнкой соседских мальчиков, — решила внести элемент воспитания мама.

— Ладно, тогда пока я буду «Мисс Пи».

— Леди Пи, — усмехнулся отец. — Ты знаешь, что «Пи» — это число?..

Так леди Пи узнала о существовании иррациональных чисел. Потом были интегралы, матрицы, ряды и много-много интересного… Но это уже совсем другая история.

О хорошей реакции

У леди Пи очень хорошая реакция. Если, например, бросить ей яблоко, а через миг крикнуть «Лови!», леди Пи быстро отступит с пути предмета, проводит его взглядом, а потом с некоторым удивлением посмотрит на шутника. Можно, в принципе, и не предупреждать, — результат будет тем же. Можно запустить то же яблоко в спину, леди Пи неизбежно почувствует, заметит и вовремя уклонится. Даже и сидя. Даже от пары яблок — или других подходящих для бросания предметов. У леди Пи отличная реакция.

Леди Пи остро не понимает тех, кто ловит на лету подозрительные предметы. Ну и что, что кто-то крикнул «Лови!», что это за хватательный рефлекс такой? А если это яйцо сырое летит? Или просто что-нибудь не нужное? Или вообще граната?!

У Шпульки великолепная реакция. Если, скажем, в её сторону летит мелкий предмет, Шпулька ловит его левой рукой, с некоторым удивлением рассматривает и отдаёт тому, кому этот предмет бросили.

Леди Пи в детстве играла в выжигало (особенно любила его разновидность с тремя мячами) и была признанным чемпионом двора, хоть за всю жизнь так ни в кого и не попала.

Шпулька очень любила дворовый настольный теннис — это такая разновидность настольного тенниса, где летящий мимо стола шарик принято ловить рукой — чтоб не пришлось лезть за ним в колючие кусты или в глубокую лужу.

Приплыли гости дорогие…

Служители Охраны Правопорядка встречают гостей у трапа:

Посол из Помпенна — толстый и важный, посол из Берры — высокая и худая.

Кутаются от ветра. Озираются. Ищут, к чему придраться.

«Пусть ищут», — думает король. Следом за послами с корабля сходят купцы с пшеном и рисом.

***

Некромант из Берры хочет остаться незамеченным: магические знаки на руках скрыты перчатками, магические знаки на шее скрыты шарфом, серебряная серьга — символ Беррской Некромагической Школы — прикрыта волосами, а кольцо-печать и вовсе лежит на дне сумки. Захотелось человеку попутешествовать, отдохнуть…

***

— Смотри, какой у послицы… послихи…

— У посла, — подсказывает леди Пи.

— Точно, какой у неё шарф! Роспись по шёлку! А сумочка! А пончо! А юбка!..

— Вряд ли она тебе расскажет, как это сшито.

— Думаешь?

— Думаю, она не знает.

— Аа… ну, хоть поближе посмотреть…

— И международный скандал устроить…

— Брррр. О! Гляди-ка! Вон тот высокий в перчатках, это же не посол? Вот его шарф сейчас и посмотрим!..

— Погоди, Шпулька, давай подо… ждём… Формула трапеции?!

— Что?

— У него на шарфе формула трапеции! Интересно, зачем?.. Так, быстро за леди Фифи, она у нас вежливая, а я пока посмотрю, куда он пойдёт!

Стихи и интегралы. И леди Пи

— Как-то ты мечешься между поэзией и математикой, леди Пи, — ехидничает Шпулька.

— Не мечусь, просто закончила перебирать старые тетради. Со стихами.

Шпулька недоверчиво глядит на ряды формул — ровные, которые пишет подруга, и притулившиеся на полях возле стихов кривульки. Приглядевшись (надо действительно очень сильно приглядеться), можно заметить, что это одни и те же математические выражения.

— Ты же, вроде, распрощалась с наукой?

— Вроде. Еще бы она со мной распрощалась… Отправлю коллегам или сохраню для потомков. Или могу тебе на забор отдать, м?

— Вот уж спасибо, не надо! На заборе будут стихи, и никаких непонятных загогулин.

— Это интегралы. Интегралы на заборе… и все парни-математики твои…

— Тем более, не надо!

Искусство и забор. И Шпулька

Леди Пи и Шпулька перебирают старые дневники леди Пи. Со стихами. Потому что кому-то — не будем уточнять кому — вздумалось украсить забор стихами.

— Ужас! Всего три года назад я была такой… такой…

— Пессимисткой?

— Пафосной занудой! Сжечь! Сжечь всю эту муть!

— Ты ведь не решила завязать с сочинительством? — Беспокоится Шпулька. Чужие стихи без спроса не возьмёшь, верно? У поэтов из Дома Искусств просить — лучше сразу отказаться от замысла. А своих стихов Шпулька не сочиняет.

— Нет, конечно! Новые мои стихи мне гораздо больше нравятся! Значит, я развиваюсь в верном направлении. А через пару лет, когда я стану писать еще лучше…

— Это всё замечательно, леди Пи, но новых стихов у тебя ровно два по восемь строчек, а забора у меня неокрашенного десять метров!

Причина для расставания

— Он поддавался мне в бадминтон! — Негодует леди Пи. — Даже когда я попросила играть честно! А в шахматы вообще играть не умеет.

— Поэтому ты с ним рассталась?

— А мы и не встречались. Кино я не люблю, на выставку камней хожу одна, в театр — только с театралами вроде Фифи, в математический клуб мне стыдно его вести, на базар — не гуманно, сюда в беседку — вообще не гуманно, в шахматы он не играет, а в бадминтон поддаётся. Согласись, для начала отношений надо хоть немного узнать друг друга, а мы даже пару часов пообщаться не можем, потому что не о чем.

— Гм… Ты не пробовала разделить его интересы?

— Я трижды спрашивала, чем он занимается, чем увлекается. Уходил от ответа.

— О. Тогда понятно, — кивает леди Фифи. — Зачем продолжать знакомство с тем, у кого нет своего дела или интересного хобби?

— Или с тем, с кем не о чем поговорить, — соглашается Шпулька.

— Мне просто не нравятся те, с кем я не могу договориться.

О глупости человеческой и тяге к чистоте

Леди Пи третью ночь устраивается спать на коротком диване в гостиной, с тоской рассматривая закрытую дверь спальни. И — самое ужасное — будь она чуть менее ленива, спать бы ей на кухне или вовсе в ванной.

А началось всё безобидно: леди Пи решила почистить дома ковры.

О желаниях и их отсутствии

Леди Пи стояла посреди гостиной и задумчиво крутила в руках только что зашитую сумку.

Недавно леди Пи логично предположила, что для достижения счастья и гармонии надо начать делать что хочется и перестать делать чего не хочется. Поэтому леди Пи бросила работу (она не любила преподавать), не стала устраивать день рождения (зачем вся эта толпа народа?), перестала посещать математический клуб (там в последнее время не происходило ничего интересного), взяла в библиотеке несколько книг о теории хаоса (давно собиралась почитать), и даже на всякий случай прибрала дом и зашила порванную когда-то сумку. Так где же гармония и счастье?

Хиккса?

— Хиккса!

— Нет, не Хиккса!

— Но похожа ведь.

— Мало ли, что на что похоже. Это новый неизвестный науке экземпляр.

— Пушистый, толстенький, с хвостом. Питается булками. Значит, Хиккса.

— Это кормят его булками, а чем оно питается, мы не знаем.

— Но булки-то оно ест…


Леди Фифи опасливо обогнула спорщиков и зашла в Беседку Рукодельниц. Там Шпулька кормила пушистую рыжую зверушку булкой и молоком, а леди Пи пришивала подкладку к своей сумке.

— И давно сэр Охотник и милорд Архиварийс?..

— Третий день. Зверушка пока у меня живет, — меланхолично ответила Шпулька.

— Как ты его зовешь?

— Её. Хиккса.

— А если…

— А если все-таки не Хиккса, буду звать «Не-Хиккса», вряд ли она заметит разницу.

— Думаю, в конце концов, зверя признают Хикксой, иначе сэру Охотнику придется продолжить поиски Хикксы, а милорд Архивариус вынужден будет классифицировать найденную бестию, — заметила леди Пи.

— Какая же это бестия, это миленький очаровательный зверёк! – Леди Фифи всплеснула руками.

Шпулька и леди Пи синхронно закатили глаза.

О любви к себе и заплатках

Леди Пи впервые в Беседке Рукодельниц с рукодельем.

Шпулька объясняет ей: «Заплатка должна быть больше дырки. Выверни наизнанку, отпори край подкладки, только потом пришивай. Иголку выбирай по размеру, чтоб и не погнулась, и больших дыр не оставляла». Леди Пи исколола все пальцы, но упорно делает стежок за стежком.

Вдруг в беседку вбегает глава департамента Охраны Правопорядка.

— Это Драконы знают, что такое, милые дамы! По всем этажам только и слышно: «Люби себя таким, какой ты есть, ты лучше всех»! Тренинги новомодные. Тьфу! Даже до тюрьмы добрались! А я считаю, надо ясно видеть свои недостатки и неуклонно избавляться от них – шаг за шагом, каждый день! Тогда и только тогда тебе есть, за что себя уважать.

— Разве здесь есть противоречие? – Удивляется леди Пи. – Я люблю свою сумку, поэтому зашиваю её, когда она немного порвалась. Не жду, когда совсем порвется, не выбрасываю и не прячу в кладовку с глаз долой. Я бы не стала с ней возиться, если бы любила ее чуточку меньше.

— Так то сумка, новую купить можно.

Девушки переглядываются и качают головами в ответ на такую нечуткость.

Леди Пи делает последний стежок и показывает результат Шпульке.

— Отлично! Теперь осталось только по нажевуленному прошить «назад-иголкой» пару кругов, тогда уже и подкладку ставить на место можно будет.

Леди Пи украдкой вздыхает и продолжает работу.

Люди…

— Люди такие…

— Ранимые?

— Идиоты?

— …во всём видят попытку задеть…

О непонимании

— Раньше я никак не понимала, — делится леди Фифи, дорезая пятую луковицу для пирога, — почему люди плачут, когда режут лук. Только недавно увидела: они, когда режут, наклоняются к луку близко-близко… Даже дальнозоркие. Не представляю, почему.

— А я, — подхватывает леди Пи, — не понимала, как люди пишут, держа ручку строго по-правилам, и при этом их собственная рука не заслоняет им обзор. Оказалось — заслоняет. Они поэтому слегка наклоняются влево, когда пишут. И даже не замечают этого.

Подруги посмотрели на Шпульку.

— Что? Я никогда не понимала, почему девушки с неплохой фигурой поголовно надевают платья для беременных, а женщины потолще предпочитают поперечную полоску. Почему самые популярные цвета детской одежды в этом сезоне — грязно-серый и линяло-красный. Зачем было надевать шпильки, если идешь на полусогнутых, ссутулившись и опустив голову. Почему те, кто говорит о пути к свету, ходят в черном; приверженцы разнообразия и свободы выражения эмоций — в основном тупо скулят, а проповедники любви и всепрощенчества поражают своей жестокостью.

— И?..

— И по-прежнему не понимаю.

О тараканах в головах и квартирах

— Представляете, говорят, тараканы в Ирудари совсем исчезли! – Леди Фифи расстроено посмотрела на подруг.

— Туда им и дорога, — буркнула Шпулька.

Леди Пи задумчиво нахмурилась.

— Эй, ты тоже по букашкам грустишь? Ты же их терпеть не можешь и боишься до смерти!

— Боюсь, — мрачно отозвалась леди Пи. – И еще мне страшно представить, какие твари вытеснили их из веками занимаемой экологической ниши, и кто теперь будет таиться по углам.

— Брось, никого по углам не будет. Крысы лет сто назад, говорят, в каждом доме водились, а теперь только в самых затрапезных амбарах.

— В самом деле, дорогая, это наверняка вызвано увеличением чистоты в домах. Постепенно нормы порядка становились выше, однажды они превысили какой-то критический уровень, и тараканы просто ушли. Хотя, жаль, конечно.

Леди Пи покачала головой, Шпулька ей в ответ развела руками.

Леди Фифи грустно вздохнула: муж из командировки вернется только через неделю, и уж он-то – энтомолог – обязательно ее поймет. А пока можно поговорить и о кружевах.